media-online.ru
аналитика

03 июня 2005 | 10:30
Реконструкция правды

http://www.media-online.ru/graphics/upload/11265__20050603192839_20_1b.jpg

Отечественное телевидение возвращается к традициям документалистики

Последние два года на нашем ТВ наблюдается рост интереса к документалистике. Телеканалы сейчас выделяют на общественно-политические, научно-популярные программы и документальное кино средства, сопоставимые с затратами на производство популярных ныне сериалов. Впервые за много лет подобные проекты стали показывать в часы вечернего прайм-тайма: от 20.00 до 23.20. Интерес к российской документалистике растет и на Западе. Главный ее покупатель – библиотека конгресса США.

В каждой уважающей себя стране документальное кино поддерживается государством на самом высоком уровне. Понимая, что именно кино- и телехроникой сегодня пишется национальная и мировая история, никто не ждет получения прибыли от кинодокументалистики – так же, как не ждут барышей от Эрмитажа и Версаля. Исключения в мировой кинопрактике составляют разве что политические агитки типа злободневных антибушевских памфлетов Майкла Мура, получающие главные награды в Каннах, да зрелищные научно-популярные фильмы формата каналов Discovery и National Geographic.

Еще в советские времена наша уникальная школа документального кино славилась во всем мире. Мало кто помнит, что первый «Оскар» в Союзе получил именно неигровой фильм «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой». Последним серьезным достижением советской документалистики оказалась лента Юриса Подниекса «Трудно быть молодым». Потом наступила длинная пауза.

Лишь несколько лет назад документальные проекты вновь стали мелькать в сетке российского телевидения. Появились свои звезды жанра – Леонид Парфенов и Николай Сванидзе. Телеканалы сейчас выделяют под документальное кино, общественно-политические и научно-популярные программы весьма немалое время для вещания: на Первом выходит более 500 часов в год, на канале «Россия» только в этом сезоне состоится 152 премьеры, ТВЦ отдает «документалке» 20–25% от общего объема эфира, Рен-ТВ – около 150 часов. Ранее считавшиеся непопулярными, теперь документальные проекты показываются в часы вечернего прайм-тайма – от 20.00 до 23.20.

Естественно, что каждый канал придерживается своей точки зрения на то, из чего именно должны формироваться пакеты вещания. По мнению Михаила Дегтяря, руководителя дирекции документальных проектов ТВЦ, «зритель должен видеть качественное документальное кино, созданное вне рамок телепроектов». Поэтому канал закупает готовые фильмы, которые были сняты за последние 2–3 года на студиях Новосибирска, Перми, Тюмени. Первый канал предпочитает программы собственного производства. Серьезные работы в жанре документального кино показывает и телеканал «Культура».

Попробуем разобраться, какие именно темы сегодня вызывают наивысшее внимание телезрителя. На первом месте – криминальные истории. На втором – повествования о личностях (особенно рейтинговыми были проекты, посвященные сталинской эпохе). Впрочем, недавно верхними строками рейтингов был отмечен и фильм о Папе Римском, показанный НТВ вскоре после кончины понтифика. Как ни странно, гораздо ниже стоят беспроигрышные ранее темы: целители, врачебные ошибки, паранормальные явления, НЛО и всяческие разновидности колдовства. Однако особой темой для документалистики всегда была Великая Отечественная война. В этом году – к 60-летию Победы – практически все каналы выпустили в эфир свои документальные проекты. Огромный интерес вызывают программы и о чеченской войне.

Помимо «чистой» документалистики (с хроникой и свидетельствами очевидцев) в большинстве новых документальных телепроектов, теперь часто используется прием «реконструкции ситуации». Когда, к примеру, рассказ о совершившемся убийстве иллюстрируется игровыми кадрами, где некий человек достает из кармана пистолет или подвыпивший гражданин натыкается на труп в переулке. Дело доходит до откровенных курьезов, надо отметить, вполне осознанных. К примеру, на Первом канале был показан фильм о жизни Чкалова, куда были вставлены отрывки из художественной киноленты Михаила Калатозова «Валерий Чкалов», который был снят через три года после смерти легендарного летчика. Казалось бы, что здесь страшного? В принципе ничего, только тогда название жанра, возможно, надо менять на художественно-документальный. Практика включения в программу или фильм игровых моментов, несомненно, прибавляет зрелищность, но умаляет основной принцип: документальное кино должно показывать реальные ситуации.

Но и на этот счет существуют разные мнения, сводящиеся в итоге к одному: к деньгам. Реконструкция значительно удешевляет процесс производства документальных проектов. Одна минута хроники из киноархива стоит порядка ста долларов, в то время как снять сидящего за столом актера, изображающего творческие муки известного писателя, – копейку. Недаром принцип реконструкции стал главной тенденцией развития и мирового документального кино. Как посетовала в интервью «Новым Известиям» директор документального вещания Первого канала Светлана Колосова, «бюджеты, которые позволяет себе иметь Би-би-си, российское документальное кино будет иметь далеко не скоро».

Геннадий ГОРОДНИЙ, режиссер документального кино:

– Первый, кто проявляет интерес к российской документалистике, – библиотека конгресса США. Она закупает наши фильмы, потому что американцы считают себя вправе знать о нас все и понимают, что кратчайший путь для этого – документальное кино, которое, не путайте с телепроектами, богатейшее наследие старой и новой истории России. Но если в ближайшее время российская документалистика старой школы не получит должную поддержку государства, то будет перекрыт и этот тоненький ручеек к осознанию национального достоинства, без которого не может существовать ни одна страна.

© 2003, «ЗАО «Газета Новые Известия»

Новые Известия
Автор: Наталия Лалабекова 

Copyright © 2006 media-online.ru